Бизнес-образование в России
Бизнес-образование в России

Контакты:

E-mail: mba@curator.ru

Financial Times Российская школа в рейтинге

Старт в России. Международная программа MBA в сфере предметов роскоши и индустрии моды

MBA дистанционно

Международный стандарт МВА. Российский и американский MBA через интернет. 2 года. Поддержка продвижения карьеры и бизнеса слушателей. Зарегистрировавшимся с сайта curator.ru скидка 10% на всю стоимость обучения.


Реклама на сайте

«Teppa инкогнита»

Парадигмы академического и бизнес-образования: сходство и различия

Вице-президент Российской ассоциации бизнес-образования  Сергей Мясоедов

Проблема взаимного признания и взаимодействия университетского академического и бизнес-образования обсуждается на междунароодных образовательных конференциях уже ряд десятилетий. Причем постольку университетское образование существует на протяжении многих веков, а целостная система обучения бизнесу и менеджменту сформировалась лишь в середине XX века, в реальности и зачастую речь идет о признании университетским образованием своего «младшего брата».

Классическая академическая школа и бизнес-образование

Одновременно наблюдается объективный процесс своего рода размежевания деятельности, а следовательно, и констатация существования объективных отличий по целям и задачам, клиентам, содержанию программ, методам обучения, составу преподавателей, социальной ориентации, рейтингам, стандартам, аккредитационным принципам и т.п. По мере размежевания деятельности постепенно растет взаимное уважение и понимание того важнейшего факта, что бизнес-образование дополняет университетское и ни коим образом не может и не должно ему противопоставляться как альтернатива.

С нашей точки зрения, характерным в этом плане является процесс постепенной «двусторонней» эволюции системы бри-! танского образования. Здесь, с одной стороны, наблюдается постепенная трансформация политехнических колледжей (занимавшихся прикладным образованием) в классические университеты, в рамках которых в качестве обособленной структуры функционирует бизнес-школа. В качестве примеров можно привести активно работающие на российском рынке бизнес-образования школы бизнеса университетов Кингстона (программа MBА) и Лутона (программа ВВА).

С другой стороны, ведущие классические университеты, на протяжении десятилетий «не замечавшие» бизнес-образования, создают новые структурные подразделения, ориентированные на бизнес, и устремляются в погоню за лидерами бизнес-образования. Яркой иллюстрацией этого процесса является создание всемирно известным Оксфордским университетом Темплетонского колледжа, специально ориентированного на бизнес-образование.

Аналогичные процессы в последние годы прослеживаются и в нашей стране. Но если в Европе и США размежевание сфер деятельности университетского и бизнес-образования находится в завершающей стадии, и стороны, образно говоря, из фазы анализа движутся к фазе синтеза, то в России необходимость г процесса размежевания перед объединением пока осознается лишь абсолютным меньшинством академических сообщества. Для большинства же, судя по многочисленным репликам и замечаниям на образовательных конференциях и форумах, бизнес-образование - это «терра инкогнита». Что хуже — развитие бизнес-образования в этой связи зачастую рассматривается как угроза завоеваниям «советской высшей школы», как подрыв основ.

В целом в подсознании образовательного сообщества постоянно присутствуют две неверные посылки:

• все различия между академическим образованием и бизнес-образованием надуманы, в реальности их не существует (или, что еще хуже, миф об этих отличиях некритически импортируется из-за рубежа без учета российской специфики);

• претензии бизнес-образования на выделение в специальное профессиональное направление, на обособление от программ высшей школы создают угрозу сложившейся национальной системе образования.

Подобные заблуждения, по нашему мнению, становятся тормозом развития бизнес-образования. Это выражается не только в отсутствии признания новых организационных форм: как известно, термины «бизнес-образование», «бизнес-школа» и т.д. до сих пор официально не конституциированы, и с юридической точки зрения не существуют. (Более того; принятые в последний период подзаконные акты по образовательной деятельности в значительной мере «вталкивают» бизнес-образование в прокрустово ложе университетской системы.)

Широкая мода на бизнес-программы, охватившая страну, по нашему мнению, -не меньшая угроза бизнес-образованию, чем его непризнание. Это угроза радикального падения качества и дискредитации самой идеи бизнес-образования. Слабые программы, преподаваемые титулованными профессорами-теоретиками и осененные брендом известного вуза или университета, сегодня несложно продать на рынке. Что и делается в большом количестве. Но очень плохо, что по этим Программам начинают судить о бизнес-образовании в целом. Что эти i граммы создают у бизнес-элиты страны представление о теоретичности и ненужности российского бизнес-образования, о том, что все российское бизнес-образование находится на низком уровне. О существовании этой проблемы автору неоднократно говорило руководство российской Ассоциации менеджеров, всерьез занявшееся в последние годы изучением российского образовательного рынка. Представляется, что вопрос о единстве и отличиях академического вузовского и бизнес-образования заслуживает сегодня того, чтобы стать предметом большой национальной дискуссии.

Посмотрим некоторые из характеристик бизнес-образования, которые позволяют говорить как о его отличии от университетских программ, так и о том, что университетское и бизнес-образование взаимно дополняют друг друга, сохраняя собственную востребованость обществом, систему ценностей и традиций.

Модель специалиста

Зарождение российского бизнес-образования тесно связано с советской (российской) академической школой, которой мы по праву гордимся. Образно выражаясь, как вся русская литература вышла из гоголевской «Шинели», так российское бизнес-образование вышло из вузовского. Корни всех ведущих бизнес-школ страны, включая работающие в негосударственном секторе, уходят в то или иное академическое учреждение страны: университет, академию, институт, НИИ.

Бизнес-образование не должно и не может быть «Иваном, не помнящим родства». Оно не отрицает (и не может отрицать) заслуг национальной высшей школы. Оно вышло из этой школы, освоив новый, ранее не существовавший в стране сегмент образовательного рынка. Сегодня оно может дополнить и дополняет «классическую школу» рядом новых моментов и характеристик, необходимых для работы в условиях рынка.

Одновременно нельзя не согласиться и с тем фактом, что большое число квалифицированных выпускников советских вузов не нашло себе достойного места в рыночной экономике. Полученные этими людьми теоретические знания в изменившихся условиях оказались невостребованными. Либо сами люди не знали, как их приложить в новых условиях. До известной степени подобная ситуация существовала и раньше. Вспомните знаменитое райкинское «Забудьте индукцию и дедукцию». Это - о чрезмерно теоретизированных вузовских программах.

Переход к рынку сделал ситуацию намного острее. Требовалось дополнить традиционную образовательную парадигму новыми подходами. «Классическое» образование всегда ориентировалось на передачу учащимся фундаментальных знаний (запоминание), правил и законов (систематизация). На этой основе учащегося учили, как применить эти знания в более или менее статичной среде (навыки), а иногда - как сделать однозначный (или единственно правильный) вывод.

Модель выпускника высшей школы периода плановой экономики была моделью высококвалифицированного (в своей области) профессионала-исполнителя. Инициатива обычно была наказуема. Управленческие навыки работы с людьми (то, чем в первую очередь занимается бизнес-образование) в сильно идеологизированном виде преподавались лишь в партийных школах, в АНХ при Совмине СССР (ныне АНХ при Правительстве РФ) и на курсах Госплана.

Рыночная реформа привела к повышению спроса на другую модель специалиста. В ней профессиональные знания (квалификация) должны были быть дополнены инициативностью, готовностью принимать решения, брать на себя ответственность и т.д. Возникла острая необходимость в подготовке специалистов новой квалификации — профессионалов-менеджеров. Для этого в свою очередь потребовалось изменить классическую образовательную парадигму. Взамен акцента на усвоение знаний и правил требовалось сконцентрировать внимание на обучение тому, как учиться, отработке техники подготовки (анализ изменяющейся среды бизнеса) и принятия управленческих решений.

Именно на обучение выработке эффективных решений (а не на запоминание фактов и законов) должна быть ориентирована методика учебного процесса в бизнес-школе. Поэтому в арсенале всех ведущих школ бизнеса мира широко используются интерактивные методики (мозговые штурмы, тренинги, ролевые имитации, разбор проблемных ситуаций или «кейс-стадиз», компьютерные симуляции и т.д.). Среди критериев педагогического мастерства преподавателя важным считается «умение молчать в течение большей части занятия». Естественно, что перед тем как замолчать преподаватель должен организовать дискуссию (или «мозговой штурм») в группе по серьезной проблеме. А по окончании дискуссии сделать «разбор полета». Последнее особенно непросто, если учесть что в аудитории находится 35-40 опытных и преуспевающих менеджеров с престижными университетскими дипломами. К тому же имеющих в подчинении ни один десяток или даже сотню людей.

Считается, что более 50% реальной отдачи обучения в бизнес-школе дают не лекции и беседы с преподавателем, а обмен практическим опытом между слушателями. Именно они — носители самого передового опыта, деловых «ноу-хау». Именно они наиболее тонко улавливают любые, даже минимальные перемены в деловой среде, в которой ежедневно работают. Этих знаний и оценок еще нет и не может быть ни в одном учебнике и учебном пособии и, напротив, то, что там есть, уже в известной мере опыт вчерашнего дня. Поэтому «высший пилотаж» для профессора бизнеса - это умение «разговорить аудиторию», а в конце занятия суммировать опыт, совместно дополнить теорию менеджмента самыми свежими данными.

Не случайно в ведущих школах бизнеса мира доля интерактивных занятий (включая проблемные ситуации или «кейс-стадиз») колеблется от 40 до 60% учебного времени. К нижней грани этой амплитуды она приближается сегодня и в ведущих российских школах бизнеса. Так, в программах ИБДА для высших менеджеров эта доля находится на уровне 35-42%.

Можно еще долго говорить об особенностях и специфике бизнес-образования сравнительно с классическим (академическим) вузовским или университетским образованием. Для краткости и наглядности попробуем сгруппировать некоторые ключевые отличия университетскогс академического и бизнес-образования е отдельной таблице (см. таблицу 1).

При всей простоте положений, приведенных в таблице № 1, многие из них вызывают споры и отторжение в известной части академических кругов. В первую очередь это касается права отдельны? сегментов образования быть элитарными (социально неравнодоступными).

Тот факт, что в стране десятилетиями существовала (и существует) группа элитнее вузов и университетов, в которые люди не поступали, а «попадали» (по блату, через взятки, репетиторство и т.д.), обходится стороной. Объективности ради надо признать, что в действительно элитных вуза? высокий конкурс реально существовал. Это был конкурс претендентов «из блатных» Что, с одной стороны, практически перекрывало туда дорогу для «новых Ломоносовых», но с другой - обеспечивало отбор «из своих» толковых и талантливых ребят.

Девизы школ бизнеса

В девизах ряда ведущих бизнес-школ мира присутствуют слова «мы учим успеху», «наши выпускники успешны», «мь готовим лидеров» и т.п. Девиз ИБД/ АНХ звучит схоже: «Мы учим успешны? менеджеров». Казалось бы, что проще -выбрать девиз? Однако это далеко не так . Не случайно большинство российских школ бизнеса пока живут без девиза.

Хороший девиз должен отражать стратегию школы бизнеса, систему ценностей. Хороший девиз - это квинтэссенции корпоративной культуры. Хороший девиз, наконец, должен как минимум лежать в русле миссии школы бизнеса.

Девиз института таит в себе известную двусмысленность, на которую клиенты постоянно обращают наше внимание. Что значит «учить успешных менеджеров»? Делать менеджеров успешными? Или же принимать на учебу тех, кто уже успешен?

Начнем с ответа на вопрос: и то, и другое. Причем одновременно. Мы считаем что первое не только не противоречит, второму, а и дополняет его. Иными слова ми, своим девизом институт хочет сказать, что стремится помочь успешным менеджерам стать еще более успешными. Не для того, чтобы стать успешным менеджером, бизнесменом, предпринимателем, по нашему мнению, надо обладать определенными способностями, иметь талант.

О менеджменте часто говорят, что это и наука, и искусство одновременно. Meнеджер - профессия творческая. Быть успешным способен не каждый, и надо открыто признать, что как не всем дано стать выдающимися художниками, музыкантами или, скажем, математиками так и не всем дано стать успешными бизнесменами и менеджерами. Для это нужны способности, а лучше - талант.

Зарубежные социологические исследования свидетельствуют, что такими способностями в любой стране обладает обычно лишь 12-15% взрослого населения. Что же касается менеджеров-предпринимателей, способных создать новый бизнес с нуля, то их еще меньше - 5-6%. Поэтому, по нашему мнению, любая серььёзная бизнес-школа, которая собирайся учить бизнес-элиту «всерьез и надолго», должна самым тщательным образом продумать процедуру и критерии отбора слушателей. Конечно, идеально, когда для приема на программу студентам и слушателям приходится проходить через серьезный отборочный конкурс.

К сожалению, весь наш опыт показывает,. что неудачникам бизнес-образование ничего не дает. Как говорится: «Не в коня корм», и, напротив, человеку, способному к работе на рынке, хорошее бизнес-образование всегда открывает новые возможности, ускоряет карьерный рост,кпозволяет выходить на качественно новый уровень ведения бизнеса. Образно выражаясь, хорошо ограненный бриллиант всегда ценнее необработанного алмаза, но нельзя сделать бриллиант из глины. Его можно сделать только из алмаза.

В отношении музыки, живописи и даже физики и математики необходимость природного таланта для успеха общепризнанна. Применительно к профессии менеджера это далеко не так. Слишком въелась в подсознание людей формула «Мы каждую кухарку научим управлять государством». А если общество подсознательно признает такое возможным, то образование и бизнес-образование начинают рассматриваться как панацея от всех рыночных бед и неудач.

Кроме того, как известно, самое простое дело - это учить, тренировать сборную по футболу и управлять государством. Каждый знает, как это делать правильно. Здесь можно критиковать и советовать, упиваясь собственной смелостью и мудростью, ни за что не отвечая. А поскольку бизнес-образование нацелено на решение проблем управления через образование, то концентрация невежественных всезнаек (причем часто с учеными степенями и званиями), которые норовят «помочь и посоветовать» здесь, особенно высока.

Таблица 1. Некоторые отличия университетского классического и дополнительного бизнес-образования

Вузовское академическое Бизнес-образование
Фундаментальное Прикладное
Цель - глубокие профессиональные знаний и общая эрудиция Развитие управленческих навыков и умения принимать эффективные решения
Цель - получение хорошей профессии Цель- карьера руководителя
База, на которой строится обучение - профессиональные НИОКР База, на которой строится обучение - опыт ведения реального бизнеса
Преподаватели(в идеале) - доктора и кандидаты наук (опыт практической работы вторичен) Преподаватели(в идеале) это менеджеры-практики и бизнес консультанты
Академические учебники и учебные пособия, написанные светилами науки Прикладные учебники и учёбные пособия в форме самоучителей, созданные практиками
Программы строятся по детализированным академическим стандартам Программы отличаются гибкостью, высокой адаптивностью к потребностям рынка
Образование (в идеале) несёт большую социальную нагрузку и является равнодоступным для всех слоев Образование ориентировано на «удачников»: элитарную социальную группу предпринимателей и менеджеров
Пользуется бюджетной поддержкой, (в идеале) бесплатное Самоокупаемое по определению, дорогое, платное
Что дает обществу: специалистов для работы в народном хозяйстве Что дает обществу: бизнесменов, способных создавать рабочие места в экономике