Бизнес-образование в России
Бизнес-образование в России

Контакты:

E-mail: mba@curator.ru

Financial Times Российская школа в рейтинге

Старт в России. Международная программа MBA в сфере предметов роскоши и индустрии моды

MBA дистанционно

Международный стандарт МВА. Российский и американский MBA через интернет. 2 года. Поддержка продвижения карьеры и бизнеса слушателей. Зарегистрировавшимся с сайта curator.ru скидка 10% на всю стоимость обучения.


Реклама на сайте

МВА против высшей школы

Деловой квартал

Алексей Жданов

МВА против высшей школы  

Cтепень «мастер делового администрирования» (MBA, master of business administration) украшает визитки уже многих российских бизнесменов. Для образовательных учреждений стало делом чести включать этот курс в свои учебные программы. Если так пойдет и дальше, то скоро по числу «мастеров» мы окажемся чуть ли не «впереди планеты всей». Но при всей своей актуальности программа вызывает много споров. Скептики утверждают, что в наших условиях МБА не принесет ощутимой пользы ни самому менеджеру, ни компании, в которой он работает. Дескать, напрасная трата времени и денег. К тому же, говорят специалисты, есть «настоящий курс МВА», а есть «не вполне настоящий». Чтобы разобраться в этой запутанной ситуации, «Деловой квартал» и факультет бизнес-образования ИПК УГТУ собрали за круглым столом тех, кто преподает МВА в Екатеринбурге, и тех кто, уже получил эту степень в различных школах.

 

МВА против высшей школы.

Исследовательская компания Begin Group провела опрос руководителей 90 российских предприятий. 90% топ-менеджеров сказали, что хотели бы, чтобы в их компаниях работали специалисты со степенью МВА. В более чем половине фирм люди с таким образованием уже есть. Что же мешает оставшимся работодателям привлечь управленцев с дипломами МБА, тем более что таких менеджеров на рынке труда становится все больше? Оказалось, что значительная часть руководителей не знает, чего ждать от специалиста со степенью. «Многие не понимают, в чем суть МВА, — думают, что это нечто сродни обычному вузовскому образованию, говорят, что человек начитался книжек, и все», — считает Леонид Евенко, президент Российской ассоциации бизнес-образования, ректор Высшей школы международного бизнеса.

 

Алексей Жданов (модератор круглого стола от «ДК»):

Действительно ли МВА — это «начитался книг, и все»? Чем отличается этот курс от привычного всем высшего образования?

 

Файруза Исмагилова:

Есть формальные и содержательные отличия МВА от других образовательных программ. МВА преподается только тем, кто уже имеет высшее образование. Этот курс относится к категории дополнительного профессионального образования. Но МВА никоим образом не уподобляется обычным курсам  повышения квалификации, призванным научить слушателей решать какие-то конкретные задачи. МВА — это программа повышения квалификации менеджеров до мастерского уровня.

 

Предполагается, что такой специалист становится не только высококлассным

руководителем, но и оказывается способным самостоятельно вести исследовательскую работу, разрабатывать и внедрять совершенно новые проекты. Это формальные отличия, содержащиеся в наборе государственных требований, которым программа МВА должна соответствовать. Перечень регламентированных требований содержит количество учебных часов, содержание дисциплин, список обязательных предметов.

Что касается содержательных отличий МВА от высшего образования, то они в следующем. Считается, что вузовская подготовка тем качественнее, чем больше она соответствует определенному стандарту. Напротив, ценность МВА в индивидуальности, «особости», узнаваемости. Поэтому у каждой по-настоящему хорошей программы есть своя собственная миссия, концепция, свои цели.

 

Марат Хусаинов:

Образование МВА во всем мире получают только хорошо подготовленные менеджеры. Так, например, западные специалисты должны иметь стаж не менее 3 лет. Таким людям МВА дает фундаментальные знания о бизнесе в целом — начиная от стратегии предприятия, его организационной структуры и заканчивая функциональными аспектами бизнеса — финансами, снабжением, логистикой, HR1. Выпускник МБА — уверенный в себе бизнес-профессионал, способный брать на себя ответственность за принятые решения, ведущие к успеху компании в целом. 80% учебного процесса строится на практических бизнес-кейсах. В этом принципиальное отличие от других форм обучения. И, разумеется, командная работа — на ней базируется весь курс.

 

Елена Казанцева:

В УСИБ, на курс МБА, принимают слушателей с высшим образованием, у которых, как и на Западе, обязательно должен быть опыт управленческой работы. У нас обучаются владельцы, в том числе, средних и крупных бизнесов. Бывают, что такие собственники, начав учиться, и своих менеджеров отправляют на МВА. В идеале, они должны получить точно такое же образование, как и на Западе, потому что стандарты ведения бизнеса у нас в стране все больше приближаются к зарубежным. Мы тоже сталкиваемся со своего рода глобализацией — приглашаем наиболее сильных преподавателей из других городов: Москвы, Нижнего Новгорода, Петербурга. Недостаточно просто заявить, что у нас в программе, к примеру, есть блок стратегического менеджмента. Важно, кто и как будет преподавать эту дисциплину. Дело в том, что МВА должна дать навык практической командной работы, так, чтобы, вернувшись на свои предприятия, слушатели с ходу начали применять полученные знания, адаптируя их к своим условиям. Довольно часто в качестве кейсов наши слушатели разбирают ситуации, имевшие место в их собственных компаниях.

 

Вопрос из зала:

В чем отличие российского и западного форматов МВА? Насколько я знаю, даже термины разные: у нас — «мастер делового администрирования», у них — «магистр».

Елена Казанцева:

Все дело в отличиях в самом бизнесе. Были случаи, когда западные бизнес-школы, преподающие МВА в России, просто завозили сюда своих преподавателей. Например, так поступала Стокгольмская школа экономики. Но российские студенты воспринимали такие курсы с недоумением, поскольку все, что они слышали, расходилось с тем, с чем они сталкивались на практике. Поэтому выпускник западного МВА может быть великолепным специалистом «у них», но не вполне подходящим «для нас». По мере развития российского бизнеса эта разница все больше будет нивелироваться. Все-таки деловое образование следует за бизнесом, а не наоборот.

 

Файруза Исмагилова:

Мне кажется, российские и западные слушатели курсов МВА преследуют немного разные цели. За рубежом существует множество рейтингов школ МВА, и чем он выше, тем больше ценность ее диплома. Для российских выпускников МВА это пока не столь очевидно — они приходят не за дипломом, а за знаниями.

 

Алексей Кишко:

Ключевое отличие МВА — в интерактивности. Когда я учился на факультете повышения квалификации УГТУ, я понял, что такая форма обучения, когда предлагается большой объем теоретических знаний, лично мне не совсем подходит. Она не дает ответов на конкретные вопросы руководителя, которые возникают у него в процессе работы. Она позволяет лишь понять, в какой предметной области нужно искать ответ. Так можно учиться до глубокой старости. МВА же дает возможность менеджеру самостоятельно находить решения практических проблем. Ценность МВА — в системности, целостной стратегии, которой можно пользоваться всю жизнь.

 

Владислав Давыдов:

После моего возвращения из Великобритании у меня состоялось около 25 интервью с различными работодателями как из Екатеринбурга, так и Москвы — российскими и иностранными компаниями в области телекоммуникаций. В 90% случаев работодатели вообще не придавали значения, есть ли у меня МВА, получен диплом в России или за рубежом. Гораздо больше их интересовал практический опыт и связи в отрасли. Но 10% работодателей считали, что МВА скорее повышает мою ценность как специалиста, даже если полученные знания не вполне соответствуют специфике конкретной компании. Менеджер с МВА, по их мнению, обладает большим потенциалом — способностью воспринимать новое и учиться внутри компании.

 

Как окупить диплом?

Считается, что менеджер со степенью MBA может претендовать на более высокую зарплату по сравнению с обычными специалистами. Газета «Ведомости» пишет, что за рубежом доходы мастера делового администрирования превышают жалование «просто» менеджеров в 2-3 раза. У нас же выпускник западной школы МВА может получать в 10-15 раз больше коллеги, закончившего российский вуз. Поэтому мотив учиться на МВА для нашего менеджера вполне очевиден: профессиональная ценность такого специалиста переходит из разряда абстрактных категорий в совершенно конкретную область, где счет идет на десятки тысяч у.е. Правда, одним только увеличением зарплаты дело не ограничивается. К тому же «экономический» эффект от МВА для слушателя этой программы проявляется не сразу.

 

Лариса Малышева (модератор круглого стола от ИПК УГТУ):

Уважаемые эксперты, всегда ли российские работодатели могут предложить условия, достойные выпускника МВА? Речь идет о зарплате, социальном пакете, перспективах карьерного роста.

 

Герман Пименов:

У меня нет однозначного ответа на этот вопрос. Возможно, сейчас работодатели не вполне к этому готовы. Но бизнес не стоит на месте. Те же работодатели сами получают степень мастера делового администрирования, их компании начинают развиваться интенсивнее, требуются новые кадры. Так приходит понимание, что дальнейшее развитие их бизнеса невозможно без специалистов со степенью. Предприятий, финансовые возможности которых позволяют иметь в штате менеджеров с дипломами МВА, становится все больше. Так было и за рубежом, правда, очень давно. И мы сейчас идем по тому же пути.

 

Марат Хусаинов:

За рубежом 2001-2002 гг. были самыми ужасными для тех кто, искал работу. Однако практически все мои сокурсники по Instituto de Empresa трудоустроились на очень достойные предприятия. Правда, многие рассчитывали поменять сферу деятельности после МВА, но большинство работают по тому же профилю, что и до обучения, все они продвинулись и улучшили условия труда.

 

Алексей Жданов:

Давайте спросим самих менеджеров из числа наших экспертов, почему они захотели стать мастерами делового администрирования и как выбирали школы для получения

бизнес-образования?

 

Герман Пименов:

Я вспоминаю свою группу МВА в ИПК УГТУ. В основном это были собственники и топ-менеджеры. Развитие бизнесов буквально вынуждало их получать специальное образование. То же и со мной. В вузе я изучал еще «ту», нерыночную, экономику без всяких признаков менеджмента. Как и мои сокурсники по ИПК УГТУ я отчетливо понимал, что этих знаний мне не хватает. Я видел, что эпоха интуитивного менеджмента проходит. Для меня было очевидно, что на рынке останутся только те компании, менеджеры которых обладают способностью адаптироваться к постоянно изменяющемуся рынку. Так что МВА мне понадобилась, чтобы войти в число таких управленцев.

 

Марат Хусаинов:

Еще до поступления в Instituto de Empresa у меня было несколько предпринимательских проектов. Этим был обусловлен мой выбор: в этой школе делается акцент именно на предпринимательство. В каждой школе есть своя специфика: Kellogg — это маркетинг, IMD — лидерство и т.д. Так что после Instituto de Empresa параллельно с работой в компании «Бизнес-клуб «Глобус» я попрежнему развиваю несколько собственных бизнесов. Что касается основной работы, то и здесь мое образование тоже вполне применимо. Правда, в моей компании, как и в большинстве других российских предприятий, изменения проходят медленно, со скрипом. Причина проста: корпоративная культура сотрудников — еще из 80-х. Поэтому я отдаю себе отчет, что мгновенные изменения невозможны. Но МВА учит, кроме всего прочего, создавать группу единомышленников, чтобы сообща менять ситуацию к лучшему.

 

Алексей Кишко:

У каждой школы МВА есть свои сильные стороны. Например, меня очень интересовали дисциплины психологического цикла. Я знал, что в УСИБ делается акцент на психологию бизнеса, поэтому и выбрал эту школу. Кроме того, мне было важно, что у меня в группе будет 15-20 бизнесменов, добившихся серьезных успехов. Погружение в такую среду — еще одна характерная особенность МВА, которая лично для меня была крайне важна.

 

Реплика из зала:

Ромашов Владимир, руководитель представительства Международного института менеджмента «ЛИНК» в Екатеринбурге.

Я бы хотел подытожить эту часть дискуссии. МВА — это третий уровень высшего профессионального управленческого образования. Слово «профессионального» — ключевое. Этим МВА отличается от образования, ориентированного на занятия наукой или применимого в совершенно разных областях.

Вторая особенность МВА в том, что она особенно эффективна для менеджеров компаний, работающих на глобальном рынке. Когда я слышу, что МВА получают представители малого бизнеса, я могу им только посочувствовать. Им МВА вряд ли поможет. Тем же специалистам, которые работают на предприятиях, переросших рамки своей отрасли, она просто необходима.

 

У нас до сих пор эти особенности курса понимают далеко не все. Поэтому я особенно благодарен экспертам, которые здесь рассказывают о своем опыте. Они — пионеры, испытавшие достоинства и недостатки МВА на себе. Я могу только пожелать, чтобы все присутствующие здесь выпускники достигли уровня специалистов из команды г-на Потанина, успешно применяющих свои знания в тех отраслях, в которых начинает работать этот предприниматель. Но, к сожалению, для большинства выпускников МВА это остается недоступным.

 

Алексей Жданов:

Что ж, давайте поговорим о том, почему так происходит. Возможно, эти менеджеры учились не там, где им следовало бы. Как избежать ошибок при выборе программы МВА? Как добиться, чтобы инвестиции в образование себя оправдали? 

Не все курсы МВА одинаково полезны. Преподаватели самых разных вузов часто повторяют нехитрую истину: неважно, где учиться, важно, кто учится. В самом деле, толковый студент сумеет получить качественное образование и не в самом престижном вузе, а школа с громким именем не поможет лоботрясу. Экстраполировать это правило на МВА невозможно: в этом случае вопрос «где учиться» становится критически важным. Школа А, дающая диплом МВА, может оказаться чрезвычайно полезной для студента N, и в то же время школа B, вроде бы дающая тот же самый диплом, может оставить того же студента в состоянии крайнего неудовлетворения. Зато слушателю M образовательное учреждение B может подойти идеально. Главное — попасть на «правильный» (для вас, конечно) курс МВА.

 

Яна Ведерникова:

 Расскажу о своем опыте. В свое время я хотела прослушать курс в одном

из местных вузов в рамках Президентской программы подготовки менеджеров. Я

начала оформлять необходимые документы, но на самом последнем этапе мне стало

ясно, что меня не примут. Только через год я узнала, что, если бы меня все-таки

зачислили, я не получила бы того образования, которое мне действительно было

нужно. Подходящий курс был только в Москве, в АНХ при правительстве РФ. Я

сделала важный вывод: изначально все программы выглядят одинаково привлекательно. Везде примерно одни и те же дисциплины и именитые преподаватели с эффектными резюме. Но, только проучившись какое-то время, понимаешь, что разница в уровне преподавателей в разных вузах может быть колоссальной. Поэтому совет: приходя в школу, не ограничивайтесь изучением послужного списка преподавателей. Выбирайте те школы, где возможна «пробная покупка». Она многократно снижает риск неправильного выбора. Только так можно оценить потенциал курса, драйв реальных занятий. Наши заказчики, к слову, так и

поступают. Они просят нас: организуйте нам несколько часов плотного общения с будущими преподавателями, чтобы мы сами оценили их возможности. Помните, что ответственность за качество образования лежит не на школе, а на самом слушателе. Он должен потрудиться сформировать перечень требований к своему будущему образованию. Определить цели, а затем пытаться соотнести, в какой степени школа

поможет их достичь.

Пока, на мой взгляд, ценность МВА — в связях, особой атмосфере преподавания, а не в престижности диплома для будущего работодателя.

 

Марат Хусаинов:

Есть определенный алгоритм выбора зарубежной школы. Сначала нужно определиться, в какой стране вы хотите учиться. Затем вооружиться рейтингами школ и разобраться, какая из них считается престижной для того рынка, на котором вы собираетесь работать. Необходимо оценить лекторский состав — узнать, сколько в школе преподавателей-практиков, оперирующих в той же области, что и вы. Об уровне школы говорит число ресечеров — исследователей в ее штате. После необходимо оценить собственные возможности — финансовые, уровень владения языком, готовность отдавать все свои силы и время учебе. Помните, что за рубежом из бизнес-школ выгоняют за плохие оценки! Очень важна статистика: какова средняя зарплата выпускников в первый год после окончания обучения, в каких компаниях они работают. Наконец, нужно узнать, есть ли в школе департамент планирования карьеры, помогающий выпускникам с трудоустройством.

 

Вопрос из зала:

Марат, почему вы выбрали именно испанскую школу?

 

Марат Хусаинов:

Прежде всего, Instituto de Empresa — ведущая европейская бизнес-школа, она стабильно занимает первые места в рейтингах, № 1 в Европе по версии изданий Economist Intelligence Unit и Wall Street Journal в 2003 г. Я также собирался подавать документы в London Business School и 3 месяца учился на пре-МВА курсе в Великобритании. Там мне не очень понравилось. Я представил, что придется провести два года в Англии, и мне стало не по себе. А в Испании можно было совмещать приятное с полезным. Обучение весьма интенсивно, но времени хватает и для развлечений, о них тоже не надо забывать. Все-таки обучение — это целый жизненный этап. Атмосфера в испанской Instituto de Empresa — совершенно уникальная, другой такой нет нигде. К тому же это прекрасная возможность

овладеть еще одним иностранным языком — испанским.

 

Вопрос из зала:

Российские школы вы вообще не рассматривали?

 

Марат Хусаинов:

Мне кажется, бизнес-образование нужно получать на Западе, причина — в грядущей тотальной глобализации рынков. Говорят, что российский формат отвечает запросам

отечественного бизнеса. Я считаю, российская специфика — это та неуловимая

категория, которая имеет существенные различия от региона к региону и к тому же

стремительно меняется во времени. Поэтому научить ей невозможно в принципе.

Изучение западных бизнес-кейсов позволяет эффективно действовать и в российской действительности, поскольку кейсы дают не столько алгоритмы решения конкретных задач, сколько готовность оперировать в любой обстановке. Россиянину, работавшему в отечественной компании, не составит труда экстраполировать знания, полученные за рубежом, на местные условия.


Файруза Исмагилова:

Я бы тоже хотела поговорить об ошибках при выборе курса МВА. Поскольку единого стандарта нет, необходимо убедиться, отвечает ли программа государственным требованиям Министерства образования или стандартам западной ассоциации, в которую входит школа.

Ошибочно считать, что само по себе наличие кейсов или командных тренингов — показатель качества. Важен объем активных форм обучения. Российские требования предполагают, что из 1200 часов занятий, предусмотренных правилами, не менее 250 должно приходиться на активную работу— рассмотрение тех же кейсов, на деловые игры, на тренинги по командообразованию.

Вторая ошибка — полагать, что на курсах МВА можно не изучать иностранный язык. Кроме того, есть установленные государством пропорции числа штатных и внештатных преподавателей. Если все лекторы приглашены со стороны — обучение превратится в сборный концерт. Программа должна иметь свою логику, т.е. это скорее опера, чем концерт. Вот почему в программу должны быть вовлечены и «свои», и приглашенные преподаватели и специалисты.

 

Нужно убедиться, существуют ли у школы научные программы, есть ли гранты. Это признак того, что у курса сформировалась своя философия, есть свое лицо. И, разумеется, нужно узнать, в какой степени преподаватели связаны с миром бизнеса, насколько они востребованы предпринимателями в качестве консультантов. Скажем, два наших преподавателя — владельцы консалтинговых фирм. Один — управляющий банком. Еще один — инспектор налоговой инспекции. К сожалению, заниматься сейчас одной только теорией — непозволительная роскошь, теория не кормит. Хотя в американских бизнес-школах ведущие профессора занимаются преимущественно углублением теории.

 

Яна Ведерникова:

Однажды один из наших заказчиков, утверждая список преподавателей для разработанного для него курса, предложил свою кандидатуру — профессора местной академии госслужбы. Руководитель московской программы отклонил предложение, аргументировав это тем, что у уважаемого профессора нет ни года стажа в преподавательской структуре.

 

Елена Казанцева:

Я бы посоветовала будущим студентам пообщаться с выпускниками, услышать их мнение. Только так можно оценить преподавательский состав, полноту курса, почувствовать его колорит.

Сейчас у нас 9 штатных сотрудников, все они работают в консалтинговой группе УСИБ. Самое сложное в подборе преподавательского состава — увязать расписание курса с личным графиком нужного нам человека. Хорошие преподаватели бизнес-дисциплин — крайне занятые люди, к тому же их не очень интересуют деньги — все они хорошо обеспечены. Для них мотивом может стать скорее профессиональный, чем материальный интерес — например, преподавать группе бизнесменов, достигших определенного уровня.

 

Файруза Исмагилова:

Мой совет: нужно убедиться в качестве диплома, то есть в его формальном соответствии ожиданиям работодателей.

 

Алексей Жданов:

Кстати, какие дипломы выдают наши уважаемые образовательные учреждения?

 

Файруза Исмагилова:

Мы выдаем диплом об образовании, дополнительном к высшему.

 

Яна Ведерникова:

Есть ограниченный перечень бизнес-школ, которые попали в рамки государственного эксперимента. Только они имеют право выдавать дипломы о дополнительном к высшему образовании.

АНХ и наша бизнес-школа входят в этот список, поэтому именно такой диплом мы и выдаем.

 

Елена Казанцева:

Мы выдаем дипломы о профессиональной переподготовке. Сейчас документы о государственной аккредитации находятся в Москве, так что для студентов, которые учатся у нас на MBA, есть шанс получить диплом об образовании, дополнительном к высшему.

 

Алексей Жданов:

Марат Хусаинов рассказал об алгоритме выбора западного образовательного учреждения. А как себя вести российским школам? Ведь у них нет ни рейтингов, ни статистики по средним зарплатам выпускников, да и информацию о статусе преподавателей получить крайне сложно.

 

Алексей Кишко:

Есть две стратегии выбора курса. Первая — это все-таки собирать информацию о преподавателях, их научных степенях, практическом опыте. Вторая — знакомиться с отзывами слушателей. В чистом виде эти стратегии у нас не существуют, обычно превалирует смешанная. Я, например, руководствовался отзывами выпускников. Для меня значимыми были их успехи в бизнесе. Статус школы, раскрученность ее бренда, соответствие диплома государственным требованиям для меня были важны в гораздо меньшей степени. Я шел за знаниями.

 

Владислав Давыдов:

Могу сказать, как я выбирал курс. Я закончил УГТУ-УПИ и знал потенциал этого вуза, поэтому мне казалось вполне логичным продолжить образование и структурировать знания здесь же. На тот момент для меня не была приоритетной акцентированность на какой-то стороне бизнеса. Я работал в небольшой компании и понимал, что на моем предприятии мне мало что понадобится из курса МВА. Зато я рассчитывал со временем где-то продать себя подороже.

 

Вопрос из зала:

И вы смогли продать себя подороже?

 

Владислав Давыдов:

Я двигаюсь в этом направлении.

 

Вопрос из зала:

Как изменились ваши требования к условиям труда после получения степени МВА?

 

Владислав Давыдов:

Радикально. Я захотел поменять работу. Я делю все фирмы на «лодки» и «баржи». Мне стало интересно перейти на «баржу» — в крупную компанию, где применяются западные управленческие технологии, где у меня были бы перспективы карьерного роста, где выплачивается хорошая зарплата, причем официально, а не изобретаются какие-то непонятные схемы. Такая компания может работать не только на российском рынке, но и на глобальном. Я почувствовал уверенность, что смогу работать в такой.

 

Марат Хусаинов:

Подчеркну, что программа MBA как раз и ориентирована на предприятия, о которых говорит мой коллега. Ведь МВА — это целостный курс, в котором изучаются все аспекты бизнеса, и только на последнем этапе обучения можно выбрать ту или иную специализацию. Есть курсы, которые заведомо дают узкоспециализированную направленность, это МВА-Кадры, МВА-Финансы. Конечно, на Западе есть курсы master of finance или master of HR. Но это мастерские программы, а не МВА.

 

Реплика из зала:

Позвольте с вами не согласиться! Там есть такой, например, курс, как master of business administration in finance.

 

Марат Хусаинов:

У вас хорошее произношение. Но все-таки то, о чем вы говорите, — это выпускные курсы МВА, так называемые electives. Их студенты получают возможность глубже изучить те дисциплины, которые им особенно нужны в их бизнесе. Но перед этим на основном курсе он изучает все предметы.

 

Реплика из зала:

Есть еще возможность он-лайнового образования в ведущих западных школах. Оно обходится дешевле, чем очный курс в екатеринбургских образовательных структурах.

 

Владимир Ромашов (из зала):

Я могу выступить экспертом в этой области, поскольку занимаюсь дистанционным

образованием уже 12 лет. У нас почему-то путают дистанционное образование и

заочное. Так вот, на самом деле у них нет ничего общего. Дистанционная форма

означает лишь то, что учащийся освобожден от необходимости сидеть в аудитории и конспектировать лекцию. Вы общаетесь с тренером или преподавателем дистанционно, изучаете обширные материалы, которыми вас снабдят. Вы можете общаться и с вашей группой посредством той же электронной почты.

 

Файруза Исмагилова:

Я бы хотела вернуться к дилемме «российский курс MBA — зарубежный курс MBA». Есть несколько российских школ МВА, которые пошли по особому пути. Чтобы удовлетворить самых требовательных слушателей, они образовали стратегические альянсы с авторитетными западными бизнес-школами. Обучение в такой школе завершается защитой двух дипломных проектов — соответствующего российской программе МВА на русском языке, и иностранной — на английском. Соответственно, выпускник получает два диплома — наш и зарубежный. ИПК УГТУ сотрудничает с французской Высшей деловой школой Университета Пьера Мендеса Франса. Мы обучили руководителей наших образовательных модулей в этой школе, сертифицировали их как профессоров и преподавателей Университета Пьера Мендеса Франса. Минимум 72 часа курса у нас читают преподаватели из Высшей школы из Франции на английском языке. Индивидуальные проекты наши слушатели тоже выполняют на английском, и их оценивают профессора-французы. Мы считаем этот опыт удачным.

 

Вопрос из зала:

Какие у вас требования по английскому языку?

 

Файруза Исмагилова:

На самом деле никаких. Людей с нулевым уровнем английского мы отправляем на интенсивные языковые курсы, и через год они могут учиться у французских преподавателей. Вопрос из зала: Хочу узнать у выпускников МВА — планируете ли вы учиться дальше и чему именно?

 

Владислав Давыдов:

Важно уметь вовремя остановиться. Уже, что называется, полна коробочка. Я решил для себя, что, если не возникнет необходимости для того бизнеса, где я буду работать, учиться больше не стану.

 

Марат Хусаинов:

Уверен, учиться необходимо постоянно. Для меня же следующей ступенью

может стать executive MBA.

 

Герман Пименов:

Получать еще один диплом не хочу категорически. Меня не заставишь учиться в одиночку, но зато очень приятно заниматься в группе. Есть способы постоянно поддерживать себя в форме, например: участвовать в форумах выпускников МВА. Я вполне допускаю, что смогу подключиться к каким-то новым краткосрочным программам моего уважаемого факультета ИПК УГТУ.

 

Файруза Исмагилова:

Я бы хотела сказать в завершение, что МВА как концепция образования в России будет совершенствоваться и в дальнейшем, так же, как непрерывно повышается

профессиональный уровень каждого из присутствующих здесь выпускников.

Когда-нибудь мы придем к той же ситуации, которую мы видим на Западе. Курс МВА уже не будут путать с высшим образованием или курсами повышения квалификации. Надеюсь, что и каждая школа приобретет свои уникальные черты, по которым слушатели безошибочно будут отличать ее от любой другой.

1HR — human resourses — набор дисциплин, призванных оптимизировать кадровые ресурсы предприятия.

 

Файруза Исмагилова, руководитель программы MBA ИПК УГТУ, доктор психологических наук, профессор кафедры теории и практики управления:

— Я выпускница факультета психологии МГУ, начинала работать по специальности на авиационном заводе. Занималась профессиональным консультированием, написала учебник. Как руководитель программы МВА я занимаюсь согласованием потребностей руководителей (слушателей), государственных требований и пожеланий наших европейских партнеров к МВА.

 

Марат Хусаинов, директор по развитию ЗАО «Бизнес-клуб «Глобус»:

— В 2002 г. я закончил испанскую бизнес-школу Instituto de Empresa (IE). Получил степень МВА. Знания, приобретенные в IE, я применяю при разработке перспективных планов предприятия, оперирующего на рынке развлечений и общепита.

 

Алексей Кишко, слушатель программы Executive MBA УСИБ:

— Я выпускник УГТУ-УПИ. Полтора года учился в ИПК УГТУ, но, к сожалению, не закончил. Работал на заводе «Уралэлектротяжмаш» в качестве заместителя директора, занимался планированием и снабжением.

 

Елена Казанцева, руководитель кафедры менеджмента Урало-Сибирского Института бизнеса (УСИБ):

— Первое высшее образование я получила в УПИ, второе — психологическое — в Новосибирске. В моей компетенции — научное содержание программы МВА УСИБ. Эта программа преподается в УСИБ с 1997 г., за это время было выпущено 6 групп. Сейчас в УСИБ сформировано 9 групп МВА и 2 — Executive MBA. УСИБ делает особый акцент на качество курса МВА, поскольку его слушатели —состоявшиеся, успешные люди, предъявляющие высокие требования к квалификации преподавателей.

 

Яна Ведерникова, заместитель директора по консалтингу и информационным технологиям учебно-методического центра «Потенциал».

— Мы представляем в Екатеринбурге программу МВА Академии народного хозяйства (АНХ) при правительстве РФ. «Потенциал» — организационный оператор АНХ, адаптирующий московский курс к нуждам местного заказчика. По сути он ничем не отличается от представленных здесь школ. Но есть и существенное отличие. Наша программа рассчитана исключительно на корпоративных заказчиков. В группе слушателей из 20 человек — менеджеры одной компании. Ни один кейс не оторван от специфики конкретного предприятия, дипломная работа тоже привязана к определенной ситуации, сложившейся в компании заказчика.

 

Герман Пименов, директор филиала компании «Комус» в Екатеринбурге:

— Программу МВА ИПК УГТУ я закончил в 2001 г. До этого учился на экономическом факультете и готовился к работе на производстве. Но трудиться мне пришлось в коммерческой фирме, руководить большим коллективом. МВА понадобилась, чтобы повысить уровень своих знаний в области менеджмента и экономики.

 

Владислав Давыдов, выпускник курса МВА ИПК УГТУ:

— Я закончил ИПК УГТУ в 2002 г. В 2003 г. учился в Англии, выиграв специальную стипендию. Там получил степень мастера по управлению телекоммуникационным бизнесом.

 

Лариса Малышева, модератор круглого стола, декан факультета бизнес-образования ИПК-УГТУ:

— Существуют различные мнения по поводу российского формата МВА. Одни являются его сторонниками, другие — ярыми противниками. Однако трехлетний эксперимент по реализации программы МВА в отечественных условиях, в котором приняли участие 30 образовательных учреждений, признан удачным. Поэтому будет появляться все больше самых разнообразных программ, ориентированных на профессиональные компетенции руководителей, создающих систему знаний, навыков и умений. Но на этом пути есть ряд проблем.

Во-первых, дипломы. В Екатеринбурге диплом гособразца о дополнительном (к высшему) образовании с присвоением квалификации «Мастер делового администрирования» имеет право выдавать только ИПК УГТУ. В других случаях это могут быть дипломы о профессиональной подготовке по программе «Мастер делового администрирования», но без присвоения соответствующей квалификации.

Во-вторых, качество. Сейчас несколько местных бизнес-школ предлагают столичные программы, но при этом у них нет лицензии на подобный вид деятельности. Есть сомнение, будет ли вести занятия в течение всего курса бессменный состав московских преподавателей, или же привлекут местных преподавателей под маркой известного бренда.

И все-таки я уверена, что у программы МВА хорошие перспективы. Она нужна нашим руководителям именно в российском формате. Недавно создана межрегиональная Ассоциация преподавателей МВА, это позволит нам привлекать коллег из других бизнес-школ. Зарубежным опытом с удовольствием делятся иностранные партнеры. Успех программы во многом определяется стратегическими альянсами бизнес-школы. Именно они содействуют созданию профессионального сообщества руководителей новой формации.