Бизнес-образование в России
Бизнес-образование в России

Контакты:

E-mail: mba@curator.ru

Financial Times Российская школа в рейтинге

Старт в России. Международная программа MBA в сфере предметов роскоши и индустрии моды

MBA дистанционно

Международный стандарт МВА. Российский и американский MBA через интернет. 2 года. Поддержка продвижения карьеры и бизнеса слушателей. Зарегистрировавшимся с сайта curator.ru скидка 10% на всю стоимость обучения.


Реклама на сайте

Дистанционное образование в мире и в России

Содержание:

Мировой рынок ДО растет за счет США
Виртуальный учащийся: штрихи к портрету
E-Learning в России: все только начинается

 

Прогнозы относительно скорой революции в системе образования всех стран, о которой так долго говорили разработчики ДО, пока не оправдываются. Традиционная форма обучения, как существовала, так и продолжает существовать, пока не сильно уступив свои позиции альтернативному — дистанционному его варианту. С другой стороны, онлайновое обучение уже перешло из статуса экспериментального в обычный режим, и активно используется как учебными заведениями, так и предприятиями, заинтересованными в постоянном повышении уровня знаний и навыков своих сотрудников.

Дистанционное образование, хотя отличается от двух традиционных форм обучения — очной и заочной, при этом по сути представляет собой их гибрид. От заочной формы оно «наследует» факт удаленности ученика и преподавателя. Однако в отличие от поточного, практически лишенного семинаров, — заочного обучения — является индивидуальным. Так же, как при очных занятиях, предполагает личный учебный план и постоянное взаимодействие с преподавателем — тьютором. Задача последнего — курировать обучение, консультировать по сложным темам и вопросам, проверять контрольные работы и тесты, помогать готовиться к экзаменам.

От привычных очной и заочной форм дистанционную отличает возможность самостоятельного выбора последовательности изучения предметов и темпа работы. Например, за один семестр можно пройти курс, которому в рамках дневной форме обучения посвящают целый год, — или, наоборот, можно «растянуть» его на два года. Еще одной отличительной особенностью ДО является фактически стирание формальных границ между средней школой, колледжем и пост-университетским образованием. Если раньше определенная дисциплина, входящая, например, в курс программы делового администрирования, могла преподаваться только на пост-университетском уровне, то теперь независимая тренинг-компания может преподавать ее также студентам, не имеющим диплома.

Дистанционная форма обучения в первую очередь является панацеей от образовательного «голода» регионов. У жителей периферии, особенно российской, не так уж много возможностей для получения базового и дополнительного образования, или, например, повышения квалификации. Традиционно происходит отток лучших специалистов-преподавателей в центр. Региональные учебные заведения, как правило, не располагают адекватными финансовыми и информационными ресурсами, которые позволили бы их удержать или дополнительно привлечь. В подобных условиях, очевидно, что вузам, корпорациям и коммерческим учебным центрам необходимо создавать, развивать и пропагандировать программы дистанционного обучения. И подобного рода программы в России уже реализуются.

5 преимуществ дистанционного обучения для предприятий:
  1. дешевизна: по разным экспертным оценкам, онлайн обходится на 40 — 60% дешевле традиционных методов переподготовки кадров;
  2. доступность: с каждого рабочего места, в любое время, оперативно;
  3. в центре образовательного процесса — обучаемый: неограниченный выбор информации о курсах, подача материалов в наиболее желательном ритме и последовательности;
  4. многократное использование одного и того же материала, возможность разделить его на отдельные блоки и интегрировать в различные курсы;
  5. способ сохранения знаний, которые не смогут больше «покинуть» учебное заведение или предприятие вместе с уходом их «носителя»

Мировой рынок ДО растет за счет США

 

Развитие мирового рынка дистанционного обучения продолжает идти достаточно активно, чему способствует с одной стороны повышение спроса на образовательные услуги, а с другой стороны — развитие собственно информационных технологий, рост интернет-аудитории. По ряду прогнозов, к 2005 году доступ к сети в мире будут иметь около 1 млрд. человек, что позволяет аналитикам рисовать достаточно оптимистичную картину дальнейших возможностей дистанционного овладения знаниями.

Компьютерная грамотность давно уже стала ключевым фактором, влияющим на современный образовательный процесс. Учащиеся дистанционных программ должны уметь пользоваться электронной почтой, форумами, чатами, онлайновыми тестами и прочим сетевым инструментарием программ ДО. Со своей стороны, растущая пропускная способность сетей делает более актуальным использование имитационных методик, видеоматериалов и видеоконференций.

Развитие ДО не стоит расценивать исключительно как дополнительный сервис для клиента-учащегося. В этом заинтересованы и сами учебные заведения, и государство, изыскивающие пути увеличения числа студентов при одновременном стремлении к общему снижению затрат. Например, для США развитие дистанционных программ — вопрос принципиальный, обусловленный совокупным дефицитом бюджета. Поскольку государственные вузы, да и большинство частных, таким образом, лишаются достаточных средств для дальнейшего развития своих кампусов, им все чаще приходится задумываться о переносе части учебных программ в интернет.

В настоящий момент более 200 университетов США предлагают дистанционное обучение. В 2004 году онлайновые академические курсы планируют предоставить уже 90% колледжей Америки. Количество онлайновых курсов возрастает примерно на 30–40% каждый год, и в будущем эта тенденция будет сохраняться. Сейчас, по данным IDС, оборот всего рынка ДО в США составляет 4,5 млрд. долл. К 2005 году затраты на ДО в США увеличатся до 12 млрд. В 2002–2003 гг. около 350 тыс. американцев, которые учатся исключительно дистанционно, платят учебным заведениям за онлайн-курсы 1,75 млрд. долл. в год. В 2006 году дистанционно будут обучаться уже 5 млн. американских студентов (данные IDC).

По данным опросов, регулярно проводимых SCOLE в различного рода учебных заведений, 57% американских преподавателей считают, что результаты ДО не уступают или даже превосходят результаты традиционных занятий. 33,3% опрошенных рассчитывают, что в ближайшие 3 года результаты ДО превзойдут результаты аудиторного обучения.

Рынок ДО США, 2002–2003 гг.

Рынок ДО США, 2002-2003 гг.

Источник: SCOLE (Sloan Center for Online Education), 2003


В Великобритании же, которая опережает другие страны ЕС как по общему уровню информатизации, так и по степени распространения ДО, рынок онлайнового обучения планируют заполнить не столько за счет внутренних «резервов», сколько за счет иностранных студентов. Запустив в 2003 году новый веб-проект UkeU, британские вузы ожидают, что 80% всех онлайновых учащихся будут приходиться именно на зарубежных пользователей портала. Обучение будет проводиться по семи направлениям, включая научные технологии, бизнес и менеджмент. Стоимость будет зависеть от выбранных курсов, но в любом случае составит не менее 1,5 тыс. фунтов в год.

Виртуальный учащийся: штрихи к портрету

Стремительное развитие технологий и появление новых областей знаний в сочетании с ростом конкуренции и развитием глобального рынка труда требуют постоянно совершенствования профессиональной компетенции. При этом портрет типичного учащегося несколько меняется. Все чаще студентами частных и государственных вузов США и Европы становятся лица старше 25 лет. Большая их часть стремится сочетать традиционную и дистанционную форму обучения — в первую очередь с точки зрения экономии времени.

Выбирающие онлайн студенты быстрее ориентируются в поиске необходимых им курсов. Зачастую они уже располагают определенным практическим опытом, помогающим сделать выбор требуемой учебной программы, а также позволяющим лучше понять теоретические постулаты. Вместе с тем, эти обучаемые более критически относятся к содержанию курсов и хотят заранее знать, зачем в них включены те или иные темы или предметы. Традиционная форма подачи информации в виде лекций для них менее приемлема. Они предпочитают интерактивные, нелинейные формы изложения материала и более ответственно относятся к самостоятельной работе.

Для некоторых виртуальных слушателей, совмещающих обучение с работой, не столь важно количество «аудиторных часов», заявленных авторами курса, сколь те конкретные знания, которые помогут им в их непосредственной деятельности. Поэтому и получение дипломов для них не является самоцелью. Вместо диплома многие из них предпочитают получить «сертификат», подтверждающий знание ими конкретных дисциплин и методик. В связи с этим, особое значение приобретают достоверность и качество знаний, которые предлагают те или иные дистанционные программы. Следовательно, появляется необходимость в создании независимых органы контроля, которые смогут подтвердить их соответствие профессиональным стандартам, а также валидность выданного диплома или сертификата.

E-Learning в России: все только начинается

Российские вузы и учебные центры стали задумываться о переводе хотя бы части своих учебных программ в онлайновый режим относительно недавно. Определенных результатов здесь уже удалось достичь — виртуальными «филиалами» уже располагают, например, Российский университет Дружбы народов, Современный гуманитарный университет, РЭА им. Плеханова, Центр компьютерного обучения «Специалист» при МГТУ им. Баумана.

Те или иные системы дистанционного обучения (заказные или собственной разработки) начинают также использовать некоторые российские предприятия — разумеется, «большого» бизнеса. В частности, подобным образом обучают своих сотрудников «Русский алюминий», «Сибнефть», «Вымпелком», «Юкос». Правда, российский корпоративный e-learning пока функционирует в интранете, без выхода в глобальную сеть.

По оценкам компании-разработчика «ГиперМетод», объем рынка систем управления обучением в корпоративном секторе составляет сейчас порядка 9,13 млн. долл. в год. В сфере образования этот показатель — около 500 тыс. долл.

Несмотря на активное развитие информационных технологий, появление все более мощных платформ поддержки систем дистанционного образования, темпы развития российского онлайнового обучения пока не сопоставимы с западными. Российские разработчики СДО не всегда могут в полной мере учесть все закономерности процесса обучения, в связи с чем используют не совсем корректные модели. Характерно и то, что наиболее удачные решения в области онлайнового обучения редко бывают масштабируемыми.

Развитие дистанционного обучения в системе российского образования будет продолжаться и вполне вероятно, в ближайшие годы активизируется: несмотря на существующие проблемы, реальная экономия средств для вузов и корпораций здесь очевидна. Правда, по утверждениям самих игроков рынка, широкое распространение дистанционное образование получит только тогда, когда в России появятся соответствующие технические возможности, хорошие телекоммуникационные каналы — и в первую очередь в провинции, на которую изначально и рассчитана данная форма обучения.

Пока же российские компании, в полной мере осознающие необходимость поддерживать уровень квалификации сотрудников адекватно уровню развития современных технологий, вынуждены пользоваться услугами учебных центров, проводящих регулярные аудиторные занятия. Приоритетные направления развития бизнес-образования в России — это курсы по менеджменту, тренинги по специализированному ПО (например, MS Project), технологиям процессного управления предприятием, использованию ERP-систем. В настоящее время по исходным учебным программам планируется разрабатывать и запускать онлайновые курсы, однако специалисты пока не прогнозируют для них большой доли рынка образовательных услуг.

Впрочем, отечественные преподаватели и методисты всегда подчеркивают, что онлайновое обучение ни в коем случае не является полной заменой традиционному обучению. Ничто не сможет в полной мере заменить общение с живым педагогом или ту атмосферу, которая складывается на занятиях между студентами. Считается, что электронное обучение наиболее эффективно тогда, когда оно используется в качестве дополнения, обогащающего традиционный образовательный процесс и заменяющего 40–60% педагогического материала.

Мария Попова / CNews